20 марта 2011 г.

Викторианский дом - The Victorian House

Я начинаю серию переводов из книги "Victorian fancywork" (Lilo Markrich and Heinz Edgar Kiewe, Chicago, 1974 г.) о Викторианской эпохе. Все иллюстрации взяты из книги. 

I begin a series of translations from the book "Victorian fancywork" by Lilo Markrich and Heinz Edgar Kiewe, Chicago, 1974, about the Victorian time.




ВИКТОРИАНСКИЙ ДОМ 
Общее обнищание [вызванное промышленной революцией и урбанизацией, прим.переводчика] проявило себя в том окружении, в котором жили люди. Промышленная революция, несомненно, вывела многие семьи на более лучший уровень жизни, по крайней мере, в некоторых аспектах. Некоторые дальновидные члены аристократии, такие как лорд Бриджвотер, отказались от своих земельных богатств в пользу промышленности и ловко достигли в ней лидирующего положения. У них были свои культурные традиции, на которые они могли опираться. Индустриализация же породила новый средний класс, потенциальных политических претендентов, чьи способности к инновациям позволили им разбогатеть. Это привело к изменению в их стиле жизни, к которому люди не были готовы. В их новой социальной нише не было устоявшихся традиций. 
 Аристократии, для того чтобы выжить, пришлось проявить ловкость и адаптироваться. Промышленная революция, в действительности, не слишком значительно повлияла на их образ жизни. Средний же класс, наоборот, неожиданно оказался в абсолютно непонятной ситуации. Для того чтобы заполнить свои жизни, им пришлось начинать с самого начала. Хотя они без всякого сомнения последовали примеру благородной части общества, они всё же были вынуждены искать свои собственные способы времяпрепровождения.
Не избежала этого и физическая составляющая жизни, которая стала не менее пышной, чем у высшего класса. В действительности, семьям очень успешных дельцов нравилось некоторое излишество. Они жили в огромных, модных домах и зачастую даже владели помещичьими усадьбами. Состоятельный средний класс хороший питался. Романы викторианской эпохи часто описывают людей этого класса, жадно поедающих обильную пищу. Однако в то время как процветающие дельцы и промышленники жили на уровне аристократии, другие представители среднего класса были менее успешными. Их семьи занимали маленькие, близко расположенные друг к другу дома. Клерки и прочие представители низшей части среднего класса жили даже ещё более ограниченно, в домах ленточной застройки, в которых узкая прихожая открывается сразу в гостиную и кухню, а наверху расположены две спальни. Передвижения были ограничены, железные дороги ещё только строились, и типичным способом добраться куда-либо была прогулка пешком.
Для переезда из города в город использовались дилижансы. Они были комфортабельным и действенным транспортным средством, проходя путь от Эдинбурга до Лондона за два дня. К началу 1830-х годов в Британии было около 3000 дилижансов, которые являлись наиболее быстрым способом путешествовать. Однако подобные поездки были дорогими. Поездка из Бирмингема в Лондон стоила 1 фунт, в то время, как большая часть рабочих получала менее этой суммы в неделю, а ведь они ещё должны были что-то есть. Так что дилижансы редко перевозили больше, чем дюжину пассажиров за раз. 
 Люди продолжали ходить пешком. В битком набитых городах также жили и животные. Они были нужны для того, чтобы тянуть дилижансы, телеги и омнибусы. Поскольку продукты нельзя было долгое время сохранять в свежем виде, в городе также содержали коров для получения молока и мяса, причём забой производился там же. Добавив ко всему этому фабричные выбросы, ясно, что воздух в большинстве городов был сильно загрязнён, особенно зимой. Часто наблюдался удушающий смог. Улицы были грязными. Большинство дорог в городах подметались только раз в две или три недели. Растительность практически отсутствовала. Бедняки копались в канавах поисках неаппетитных, но съедобных объедков. Часто вспыхивали эпидемии. Промышленность распространилась по всей нижней части города, так что новые улицы, на которых проживали рабочие, имели проблемы с канализацией. Появились трущобы. Само слово «slum» [трущобы] впервые было использовано в 1820-х, происходя от старинного провинциального слова «slump», обозначающего «влажная трясина». В нижненемецком, датском и шведском языках слово «slam» означает «болото», что точно отображает описание трущоб. 

Представители среднего класса искали для проживания более приемлемые части города, обычно на внешних склонах. Однако даже если им и удавалось держать нищету на расстоянии, они не могли сделать её невидимой. Им по-прежнему приходилось жить достаточно близко к работе и центру города. Город был серым и грязным явлением.
Однажды переступив некую психологическую границу, от всего этого хотелось надёжно отгородиться. Однако даже дома жизнь могла быть безрадостна. Большинство комнат отапливалось угольными каминами, дающих обильную копоть. Тяжёлые шторы, сдерживающие холод из окон, даже не давали проникнуть внутрь свету. Комнаты были заполнены громоздкой мебелью и безделушками. Водопровод отсутствовала, и до середины 19-го века существовало всего несколько туалетов с проточной водой. Электричества ещё не было, хотя с ним уже проводились эксперименты, а первая обширная подача электроэнергии состоялась в Нью-Йорке только в 1882 году. 
Окружающий мир практически не проникал внутрь викторианского дома. Телеграммы не были изобретены вплоть до 1850-х годов; телефоны –до 1875 года. В первой половине века ни одна ежедневная газета, кроме The Times, не продавалась тиражом более нескольких тысяч экземпляров. Освещение осуществлялось масляными лампами, дающими очень тусклый свет, либо газово-угольными горелками. Однако удивительный газ не давала большого преимущества перед маслом. Первая газовая компания появилась в 1812 году, и изначально газ горел открытым пламенем. Официальные стандарты требовали, чтобы горелка была эквивалента яркости двенадцати свечей, однако этого было недостаточно и качество свет было плохим. Газокалильная сетка, которая была относительно эффективнее, распространилась только к концу века. Однако к тому времени уже появилось и электричество, что было просто замечательным.
Уважаемая семья викторианской эпохи, даже из обеспеченного среднего класса, имела мало возможностей для развлечения. Существовали публичные концерты, однако до открытия концертных залов было ещё почти 50 лет впереди. В 1840 году начали возобновлять парки в качестве опоздавшей замены для уничтоженных открытых пространств, ранее поглощённых домами. Публичные библиотеки же были открыты только спустя ещё несколько лет. Женщины были вынуждены заниматься такими домашними развлечениями как музицирование или вышивка. Подобное времяпрепровождение привносило немного яркости в их бесцветные и ограниченные жизни. 


2 комментария:

  1. очень интересно)спасибо!

    ОтветитьУдалить
  2. С удовольствием читаю Ваши переводы. Лика

    ОтветитьУдалить

We speak English. Beszélünk magyarul. Parliamo italiano. Hablamos español.
Mluvíme česky. Nous parlons français. My mówimy trohe po polsku.
И по-русски тоже, конечно же, говорим. :)

LinkWithin

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...