16 декабря 2011 г.

Немецкая вышивка, от истоков до Бидермайера, часть 2 - German embroidery, from origins to Biedermeier, part 2


Благодаря замечательной женщине, Ирине Барановской, у нас есть возможность прочесть этот перевод с немецкого. Сегодня я публикую вторую часть. Продолжение следует.

Thanks to a wonderful woman, Irina Baranovskaya, my Russian readers have the opportunity to read this translation from German. If you're interested in German embroidery, know the language and want to read the book, please, feel free to write me to smilylana@yandex.ru, and I will send you the pages' photocopy.

Deautsche Stictmufter, Hanna Kronberger-Frenken, 1939.
Ханна Кронбергер-Френцен
Немецкая вышивка: От истоков до Бидермайера
с 6 цветными вкладками и 31 иллюстрацией в тексте
Издательство Марион фон Шрёдер, Гамбург, 1939 год
(перевод с немецкого Ирины Барановской) 
V.
Альбомы образцов вышивки периода барокко
Женщины – составители альбомов

Впоследствии радость жизни постепенно вернулась, и мир преобразился в царство радости, фантазий, пестроты, яркости, цветов. Частично это нашло отражение и в альбомах с узорами для вышивки периода барокко, первый из которых  около 1660 года в Нюрнберге издал Паулюс Фюрст. Это была четырёхтомная книга с  красивыми титульными страницами и прекрасными гравюрами, выходившая по частям с большими перерывами до 1676 года. С неистощимой изобретательностью не только в бордюрах, но и в красивых отдельных образцах распространялись также мотивы любимых цветов того времени: тюльпанов, нарциссов, анемонов, лилий и других цветущих растений, выращивание которых стало очень модным. И что особенно интересно, эти образцы создавала женщина.
Хотя можно предположить, что и ранее при создании альбомов образцов для вышивки – без упоминания имён –зачастую женщины уже принимали участие, давая практические советы. Ещё в 1625 году ювелир и гравёр Георг Герман на титульном листе своего альбома образцов, изданного Балтазаром Гаймором в Нюрнберге, прямо указывает на подобную инициативу со стороны женщин: «Новый альбом образцов для вышивки, с большим усердием и старанием собранный в богатых дамских салонах, а также по желанию  рукодельниц разного возраста…»

 Рисунок из альбома Фюрста 1660 года, часть 1

Между тем, только в альбоме Паулюса Фюрста было непосредственно упомянуто имя мастерицы. Как указано на титульном листе, Розина Гелена Фюрст, дочь издателя, нарисовала и выгравировала все эти образцы с истинно женским старанием.  Снова стали модными узоры по сетке, - не в последнюю очередь из-за ставшего популярным  яркого шитья крестом шерстяными нитками, «большого крестика», который был характерен для массивных тяжелых орнаментов  высокого барокко. Эта манера шитья коснулась не только вышивки, но и ленточного ткачества, шитья жемчугом и даже вязки чулок. Рисунки для шитья были двух видов: полностью чёрного или лишь оттенённого крестиками основного узора, и чётко демонстрировали,  насколько  в то время стали считаться с цветами и оттенками. Несмотря на новшества, в этом четырёхтомном издании значительное пространство отведено старинным узорам. Розина Фюрст не забыла представить геометрические узоры и геральдические мотивы, модные цветочные узоры, а также популярные изображения животных и птиц из природы и сказок: оленя, павлина, орла, грифа. В общем, узоры стали больше, раппорт шире, размера книжной страницы зачастую уже даже не хватало для их размещения, и недостаток места компенсировали двойные страницы и складывающиеся таблицы. Было заметно, что выразительные образцы узоров альбома Фюрста  создавала твёрдая опытная рука, что они вобрали в себя весь женский опыт в вышивке.

Рисунок из альбома миниатюр 1691 года 
С тех пор случаи, когда женщины выступали составителями подобных альбомов, участились. В то же время Нюрнберг  долгое время оставался  главным местом выпуска подобных изданий. С 1720 по 1727 год только  Иоганн Кристоф Вайгель выпустил в Нюрнберге три книги известных вышивальщиц: Маргареты Хельм, Амалии Беер и Маргареты Крауз. 
Для искусной и старательной иглы рассматривать собранные Маргаретой Хельм в альбоме из трёх частей изысканные узоры на сетке или свободные орнаменты является истинным удовольствием. В нём были алфавиты и монограммы, цветочные бордюры, букеты и орнаменты, венки, корзины и блюда с фруктами, которые назвали натюрмортами, а также образцы кружева и ришелье «для шитья и обвязывания», то есть все те узоры, которые со времён богатого белого шитья эпохи Возрождения снова и снова приносили радость.


 Рисунок из альбома 1720 года

В большинстве случаев  в альбомах предусмотрительно указывалось применение того или иного узора. Из них  нам известно, какие узоры использовались для косынок и шейных платков, какие для занавесей на двери и окна. Для фартуков, полотенец, тапочек, пуфиков и мешочков также были придуманы орнаменты, причём упоминалось, что они происходят из Регенсбурга или Аугсбурга. Для удовольствия мужской половины человечества в альбоме предлагались чехлы для пистолетов, патронташи и чепраки. Эти внушительные сборники по объёму были вдвое больше первых скромных книжечек с гравюрами, их многочисленные складывающиеся страницы давали возможность размещать большие образцы. Они также содержали многословные титулы и подробные предисловия. В книгах того времени было обычным и соответствовало правилам хорошего тона посвятить вступительное слово призыву к нравственности и добродетели, потому и Маргарета Хелмин, почтенная домохозяйка, не отказалась от высокопарных поучений в своём предисловии:  «Праздность – это семя, из которого произрастает сорная трава, в то время как сердце христианской дамской комнаты должно быть цветущим садом, где цветут лилии непорочности и розы безупречного поведения, - и далее: Шитье и вышивка приличны и благопристойны», - так наставляла она благосклонных читательниц  в своём альбоме с образцами для вышивки.
«Благопристойным и полезным наслаждением» называет также и Амалия Беер свою «Книгу новейших фасонов шитья и вышивки», в которой были собраны модные образцы орнаментов. Из 50 гравюр только 8 были посвящены вышивке крестом,  основную же часть составляли узоры для вышивки гладью, своеобразие которой особенно соответствовало роскошным орнаментам в стиле барокко. Образцы с богатыми и сложными вензелями, цветами, витьём во фламандском вкусе использовались для прокладывания иглой по штриховке основы для золотого шитья, которое в качестве украшения для платья всё шире распространялось во всех кругах. Почти всегда в цветочное изобилие добавлялась излюбленная широкая кайма. Для пышных венков и букетов требовался специальный шов - богатая многоцветная гладь, которая изображала рисунок на ткани мерцающим шёлком. Роскошные фантастические цветы, которые предлагались в узорах, напоминали драгоценный дамаск, которым с начала 18 века лионские ткачи заполнили модный рынок.
Рисунок из книги узоров 1720 года

Ещё определённее обращается к орнаментам в стиле барокко Маргарета Крауз, третья нюрнбергская вышивальщица, в своей книге «Чёткое представление различных эскизов для почтенных женских рукоделий». Отчётливая передача рисунка,  прорисованный контур  с  умеренными  пластичными акцентами  значительно облегчали работу по этим образцам. В этой книге не было узоров для шитья по сетке, отступили на второй план бордюры и полностью зашитые орнаменты. Ни один из этих набросков не предполагался для использования по собственному усмотрению; ещё конкретнее, чем в предыдущих альбомах, каждый узор имел чётко определённое предназначение для украшения модного платья. В альбоме подробнейшим образом описывались чепцы, которые были неотъемлемой частью женского костюма, шнурованные лифы, получившие название «корсет», которые особенно любили украшать шёлковым или золотым шитьём, а также другие модные вещи. Некоторые образцы с пунктирными линиями  служили шаблонами для стёжки, которая в то время пользовалась большим спросом.
И всё же эта книга была популярной недолго, так как вскоре в издательстве Вайгеля в Нюрнберге  вышла «Новая книга шитья и вышивки, собранная и зарисованная Ц.Х.С».  В предисловии почтительно упоминались заслуги фрау Маргареты Хельмин, упоминалась также фрау Амалия Беер, «обладавшая большим искусством в изображении и вышивке цветов», а о книге Маргареты Крауз было написано, что в ней нет ничего ни сердцу, ни уму,  время на её издание потрачено зря, поскольку все узоры, представленные в ней уже были известны ранее. Модные вкусы  в то время были недолговечны.
 Рисунок из книги 1722 года

VI.
Модные узоры галантного века. 
Французское влияние и немецкая самобытность

Пышное, помпезное искусство при дворе короля-Солнце и грациозность регентства оказали влияние на всех восточных соседей вплоть до России. Германия тоже во всех вопросах вкуса ориентировалась на западные французские образцы, которыми восхищался«весь мир».
Новый нюрнбергский сборник от Ц.Х.С.  предлагал в основном образцы для вышивки платья «на французский манер». Его 12 образцов демонстрировали «манжеты и буфы для лиц мужского пола»; особенно популярными также были  новые и особенно роскошные оборки для глубоких вырезов дамских нарядов, с ярлыком «по парижскому фасону». Возник также особый вид дрезденского шитья, сходного с ришелье, который был известен как «дрезденское кружево» и с успехом заменял дорогие фламандские и французские вышитые или плетёные кружева.
Наряду с безупречными, тщательно прорисованными образцами в этом альбоме также впервые попытались представить орнаменты в натуральную величину.  Привычное для нас сегодня завершение  узора его изображением в целом впервые убедительно было представлено именно в этом сборнике.
Более столетия немецкая вышивка ориентировалась на вкусы французской моды. Характер таких альбомов был виден сразу на титульном листе, где авторы уже не ограничивались немецким названием, а в большей или меньшей степени  публиковали и его французский перевод. Ярким примером подобных альбомов является «Книга образцов золотой и серебряной вышивки, нарисованных и выгравированных Иоганном Фридрихом фон Зандтом», или «Livre de broderie dor et dargent, inventé, dessiné et gravé par Jean Fréderic Sandt», которую издал антиквар и гравёр Д.У.Бёклин из Лейпцига. Внушительное произведение в трёх частях по 12 листов каждая было богато украшено орнаментом, подчеркивая элегантность издателя.  Образцы представляли в большинстве своём богатые тяжёлые бордюры, которые были рассчитаны на заполнение изысканными узорами с учётом потребностей церкви в подобных вышивках. 
Мы можем предположить, что авторы узоров того времени были хорошо знакомы с популярными альбомами  образцов французских вышивальщиков, такими как «Livre de Housses en Brodeirie et en Gallons» Даниэля Маро, «Desseins de lit» Николаса Керара и Пино или «Livre de Meuble our Messieurs les Brodeurs» Батиста Антомэ. 
 Рисунок для детского чепчика из альбома 1727 года




Эти романские узоры для пологов кроватей, стенных драпировок и покрывал для мебели так же высоко ценились в Германии, как и французские гравюры, которые имели в своих библиотеках многие мелкие немецкие князья. Другие  богатые цветочные узоры художника Жана Батиста Монуара [Jean-Baptiste Monnoyer], которые талантливый гравёр Жан Бокёр [Jean Bauquer] издал в буклете «Pour Messieurs Les Peintres et Brodeurs», также быстро приобрели популярность в Германии. Когда мы сегодня изучаем успехи немецких мастеров того времени, поражает их самостоятельная обработка чужих идей. Лёгкий французский характер пропитывался и укреплялся традициями немецкого национального народного искусства. Простые и практически неизменные узоры ткачей и тесёмщиков, скромная вышивка домашних полотен – всё это продолжало жить  под сверкающей, быстро меняющейся пеной модных заимствований.
Впечатляющее количество проверенных и заимствованных из многих альбомов узоров находим мы в сборнике Сюзанны Доротеи Ригл, который вышел в 1756 и 1761 годах в «её собственном книжном издательстве искусств» в Нюрнберге.  Эта «Новая модная книга шитья, вязания, рукоделия и ткачества»  была не настолько оригинальной, как обещал её красивый подробный титул. Простые геометрические счётные орнаменты напрямую указывали на более ранние деревянные клише, богатые бордюры напоминали издания Зибмахера, бывшие в обиходе уже несколько столетий. Вышитые по сетке бордюры и орнаменты, канты с животными, растениями, единорогами, орлами и оленями, роскошные изображения фигур, например, придворных влюблённых пар или битв драконов, а также картуши на титульных листах вели себя, словно они последний писк моды.  Сходным был и последний модный альбом образцов, вышедший в известном нюрнбергском  издательстве Вайгеля в сотрудничестве с лейпцигским издательством. В этом альбоме просматривалась та же любовь к узорам по сетке, давно известным букетам и вазам, богатым венкам и коронам, алфавитам и звёздам; всё практически неизменно, единственным новшеством  в применении старых мотивов были узкие узоры в форме цветов или листьев, которые, как изящные деревца, должны были украшать праздничные чулки. Так как на них не было ни имени, ни монограммы, издатель составил их из старинных орнаментов. Это был обычный плагиат на основе богатой сокровищницы образцов, которые столетиями появлялись на свет в издательстве Вайгеля.
Однако речь шла не только о заимствованиях из старого. Простые узоры для вышивки по сетке понадобились тогда, когда примерно с середины 18 века украшения для чулок, кошельки и другие рукодельные предметы стали выполняться  по счётным узорам в технике бисерного шитья,  которая становилась все более и более ценной.
Около 1762 года Готфрид Бёк  из Аугсбурга издал один из первых альбомов образцов для вязания «Узоры для  дамских печаток, цветов, венков и прочих полезных вещей». В этой книге было предусмотрено одновременное использование узора как для вязания, так и для вышивки, так же как и в современной или вышедшей несколько ранее книге «Разные модели для вязания и шитья» аугсбургского издателя Макса Абрахама Рупрехта  (автором книги был Иоганн Кристоф Хаффнер). В ней также находились исключительно узоры для шитья по сетке с сильным фольклорным уклоном, который очень чётко прослеживался не только в работах 17-18 века, но и в более поздних работах 19 века из небольших городов и деревень.
Вкусы рококо не  проявились ярко в немецких альбомах вышивки. В высшем обществе вышивка вышла из моды. Если в период барокко дамы всех сословий преимущественно увлекались изготовлением дорогих многоцветных вышивок или, как минимум, прилагали усилия для овладения этим благородным искусством, то  теперь дамское общество упражнялось в литературе и живописи. В одежде, которая ещё во времена позднего барокко так богато украшалась дорогим ручным шитьём, царили многоцветные, изящно сотканные дамасские ткани с  рюшами, складками и кружевами. Только мужская одежда придворных и служащих по-прежнему богато украшалась шёлковой и металлизированной вышивкой, о которой теперь заботились портные. Изготовление вышивки зачастую даже относилось к обязанностям камердинеров, так что вышивальщики того времени часто жаловались на причиняемый им профессиональный ущерб.
В различных бюргерских сословиях  актуальной оставалась домашняя вышивка и по-прежнему широко применялись альбомы с образцами, однако наряду с ними скоро возник новый вид книг по вышивке.
Орнамент 1745 года

Орнамент 1745 года


VII.
Поучительное и прогрессивное
Первые книги с цветными орнаментами

В это время коллекционирования и просвещения, энциклопедических тенденций во всех областях науки и искусства появился огромный сборник Шарля Жермена де Сент Обена [Charles Germain de Saint Aubin], Париж 1762-1789 года. В специальном  томе «Искусство вышивки» (1770 год) автор обстоятельно разбирает этот вид рукоделия. На 50 страницах он даёт подробное описание инструментов, материалов  и видов шитья, тщательно выполненные гравюры подробно изображают все процессы – это был полный методический обзор, который долгое время оставался образцом для изданий по рукоделию и рисунку, выходивших c тех пор в Германии.
Так, в 1785 году в Вертхайме увидела свет книга неизвестного автора «Изобразительное искусство для дам», которая с помощью хороших крупных гравюр обучала технике изображения орнаментов. От линий, кругов, простых листьев и цветов  она вела к букетам, кантам, искусным угловым бордюрам, от элементарных орнаментов – к богатым, изящно выполненным изображениям. В книге разъяснялось также выполнение вышивки и применение узоров для жилетов, воротников и различных модных мелочей, давались изящные образцы модных монограмм, в ней можно было найти и кое-что старомодное, как например, тяжёлые узоры для золотого шитья и, наконец, даже узоры для вышивки крестом простой тесьмы и алфавиты.  К книге прилагалась брошюра с предисловием. Новым и особенно впечатляющим в этой книге являлось то, что многие схемы из этого сборника тщательнейшим образом были изображены в цвете.
Естественно и раньше были известны узоры, которым придавалась особая выразительность с помощью колорирования или раскрашивания. Теперь же, как и в иллюстрированных книгах того времени, в типографиях произошёл переход от одноцветной к многоцветной печати. Начался период расцвета прекрасных многоцветных узоров,  искусное превращение, которое вдохнуло в издание подобных альбомов новую жизнь.
Прочно утвердилась и такая форма, как учебник. Их издавали охотно и часто, поскольку это соответствовало духу времени.  Так, в 1786-1788 годах в Нюрнберге вышло «Краткое руководство  по искусству вышивки для дам», скромно подписанное буквами Р.Х.П. Все пять частей этой серии имели, как это тогда было принято, краткое отдельное руководство с предисловием, разъяснениями по выполнению вышивок, раскладке и раскрою материала и другими техническими подробностями. При этом автор ссылался на «полностью изменённые, но выполненные абсолютно в современном французском вкусе образцы и дизайны», которые в виде нежно вышитых и красиво прорисованных цветочных узоров с лентами, шлейфами и эмблемами, наряду со свободными изображениями цветов, заполняли страницы этих книг. Одно из предисловий свидетельствует, что в книге размещены «рисунки опытного мастера господина дю Пуа, который в Лейпциге и здесь (Нюрнберге) давал уроки вышивки за один дукат в час», - доказательство того, что хорошее обучение вышивке, да ещё и от французского мастера, оплачивалось соответственно.
Одна за другой выходили цветные альбомы вышивки, на которые был так богат конец 18 века.  Не всегда образцы были оригинальны, а гравюры тщательно выполнены, но даже в скромном исполнении в них всегда было что-то от грации и созерцательности мира искусства того времени. И хотя первые бури революции почти стёрли с лица земли блеск французского двора,  его слава законодателя светской элегантности всё ещё оказывала влияние. Характерные формы украшений Ducerceau (Дюсерсо) или Pillement (Пиллеман) ещё долго оставались  в цветных альбомах для вышивки по эту сторону Рейна. Самый большой и самый красивый из них вышел в 1795 году в Лейпциге под названием «Альбом рисунка живописи и вышивки» Иоганна Фридриха Нетто. Это был роскошный фолиант  с подробным введением и 24 тщательно выполненными гравюрами, каждая из которых была представлена в чёрно-белом и цветном варианте.
Предшественником этого издания  был вышедший в 1783 году альбом для вышивки, который его составитель в предисловии ко второму тому назвал всего лишь «маленькой попыткой». Подобное заявление было неблагоприятно воспринято со стороны «прекрасного пола в Германии», однако «с того времени всё больше и чаще стали заниматься вышивкой». Книга Нетто хотела воздать должное возрождающейся радости рукоделия в обществе, прежде всего цветной вышивке и изящному белому шитью, предлагая красивые узоры и подробные инструкции.  В качестве важного новшества альбом на первых своих страницах обобщает все учебные образцы, начиная с простейших листочков и веточек для маленьких букетиков и заканчивая цветочными корзинами и, наконец, алтарями и потрескавшимся колоннами. Если этого разноцветного альбома было недостаточно, то составитель предлагал вместе с доставкой книги ещё и почти вышитый до конца платок с образцами.  В собственности Государственной библиотеки искусств в Берлине  находится экземпляр книги Нетто с вышитыми на белом шёлке орнаментами, выполненными по заказу Нетто лучшими вышивальщицами. Так как на изготовление такого образца  требовалось 10-12 дней,  в анонсе альбома советовали заказывать эксклюзивное издание заранее.  С «цветными иллюстрациями» книга стоила 7 талеров, с вышитыми образцами - ещё на 2 талера дороже, отсюда можно сделать вывод, что вышивка высоко ценилась, как искусство, но имела очень низкую стоимость. 
Из тех материалов, что дрезденский рисовальщик Нетто собрал в своей высшей школе вышивки «на основе двадцатилетнего  внимания и опыта» , не всё заслуживает одинаково большого внимания, однако эта книга даёт правдивую картину изменчивых вкусов на стыке 18-19 веков. Первые альбомы демонстрируют  ещё те далекие от реальности узоры, в которых слышны отзвуки фантастически гениального Жана  Пиллемана : нежные, маленькие, чудесные цветы, которые нам подарила осень рококо.  За ними следуют широко известные цветочные букеты, занавеси с лирами и монограммами, канты и уголки со всевозможными цветами, формы которых становятся всё роскошнее.  В конце концов они сближаются – несмотря на складчатые шлейфы,  драпировки и жемчужные шнуры – в своей истинно немецкой национальной сердечности радостно ярких «розочек» старинной живописи.

Уголок для шитья шёлком из книги рисунков, живописи и вышивки для самостоятельно обучения дам  от Иоганна Фридриха Нетто, рисовальщика из Лейпцига, издание «Восс и компания», 1795 год.
В предисловии говорится: «Вышивка бесспорно является приятнейшим и особенно соответствующим для прекрасного пола занятием.  Будучи искусством, которое повышает пользу и учит преображать простые вещи, оно при этом  одновременно даёт возможность таким приятным способом проявить свою  изобретательность  и тонкий природный вкус – такое искусство не нуждается в долгих предисловиях.

Почти все эти образцы вышивались цветным шёлком. Они служили украшением для одежды и многих модных мелочей, их применение для жилетов и модных в то время портмоне и сумочек  демонстрировалось в этом альбоме.
Нетто не только изобразил лёгкие рисунки для живописи иглой; более поздняя, но не менее значительная его книга посвящена более сложным формам образцов шитья на сетке. Это книга, «Искусство вязания – в полном объёме», вышла в 1800 году в Лейпциге в том же издательстве. В предисловии Нетто сообщает, что «господин Леманн,  который разбирается в чулочном деле и является мастером своего ремесла» был соавтором этого издания, чтобы придать ему «большую степень полезности и полноты».  Фактически получилось произведение, которое очень популярно  объясняет азы техники и создания цветных орнаментов. Поражает то, в каком объёме  представлены красивые старинные узоры.  Повторенные в точности или слегка изменённые, простые геометрические бордюры или одновременно строгие и изящные орнаменты из листьев 16-го века возвращаются в этой книге во всём своём разнообразии. Они образуют неизменную многообразную основу всех изысканных орнаментов и цветочных узоров на кошельках, чепчиках, детских платьицах, а также на более крупных бордюрах для софы, стульев, попон и покрывал. Конечно, не все эти орнаменты могут быть использованы для разноцветной вышивки и вышивки бисером, но они предоставляют вышивальщице простор для фантазии.  Это особенно характерно для больших счётных орнаментов в стиле арабески или в естественных цветочных орнаментах, которые в то время охотно вышивали на ширмах, покрывалах, чехлах для мебели и, не  в последнюю очередь, на ярких сонетках. 
Превалирование французского вкуса выражалось не только в содержании многих вышивок, но часто прямо на титульном листе. Так, например, Карл Гиллинг  напечатал название своего вышедшего в Лейпциге альбома вышивки на титульном листе сначала по-французски, а ниже как подзаголовок добавил по-немецки - «Большой журнал вышивки или коллекция новых  изысканных образцов».

Схема для вышивки, Берлин, 1815 год

3 комментария:

  1. спасибо большое, интересно. сама по себе экскурсы в историю не совершаю, а благодаря тебе узнаю такие любопытные факты

    ОтветитьУдалить
  2. Опять большое-большое спасибо!!!

    ОтветитьУдалить

We speak English. Beszélünk magyarul. Parliamo italiano. Hablamos español.
Mluvíme česky. Nous parlons français. My mówimy trohe po polsku.
И по-русски тоже, конечно же, говорим. :)

LinkWithin

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...